FluffyAngel
Не плачь, потому что ЭТО прошло. Улыбнись - потому что Это было.
Эти две главы так и не дождались, пока их отбетят. Ищу бету... очень...

Глава 5. Мысли пачкают мозги.

Свет. Яркий теплый свет. Он бьет мне по глазам. Но я не могу закрыть
их. Свет становится немного мягче, и я могу рассмотреть силуэты. Уже
начинаю осознавать, что этот самый свет бьет из окон впереди меня. На
их фоне я вижу силуэт женщины, который вьется вокруг маленького
человечка, лет так 10-11… Но я не вижу лица, не вижу цвета кожи, глаз,
волос, даже выражения лица не вижу, чтобы сказать мальчик это, или
девочка. И вот тут наступает момент, которого я жду – свет меркнет и…

Я опять просыпаюсь, так и не увидев лица. Мерлиновы стринги, что ж со
мной творится? Я полтора месяца вижу один и тот же сон. Никак не могу
понять, что же это такое: воспоминание, видение или просто белиберда
очередная. Черт, как меня это достало. Мне даже зелье для Сна Без
Сновидений, которое мне варит Драко, не помогает. Мне ничего не
помогает. А еще огорчает, что блондина тоже мучает какой-то кошмар.
Может это как-то все связанно с этим милым домом, я не знаю. Иногда мне
кажется, что я вообще ничего не знаю.

- Темпус. – тихий мой шепот. На часах половина шестого утра.

Ну, что сказать. Я все равно не усну больше. До поезда еще 5 с
половиной часов. Чемоданы сложены. Так что пойду на кухню. Это были
забавные недели. Никогда бы не подумал, что Драко Малфой может быть…
милым. Правда, милым. Он ни разу меня не обидел, ну как не обидел. Он
шутил, подшучивал, я иногда даже обижался, но никогда он не шутил зло
надо мной. Это ново не только для меня, но и для него, похоже, тоже.
Мне так нравится проводить с ним вечера в гостиной у камина на ковре.
Каждый читает ту или иную книгу. Он мне, таким образом, помог подтянуть
зелья, которые будет вести опять Снейп.

Кстати о школе… Как, только, мы вернулись из Косого переулка,
обнаружили еще двух сов на окне. В каждом конверте лежал значок
старосты. То есть, теперь не только он староста, но и я тоже. Это
здорово. Я смогу проводить с ним больше времени, особенно, если нас с
ним будут вдвоем ставить на патрулирование школы. Также в
сопроводительных письмах, мы обнаружили, что директор вызывает нас к
себе 25 августа. Мы пожали плечами, и стали ждать даты. Что самое
интересное, ни я, ни он, даже не догадывались о том, что может
произойти. Ой, Мерлин, почему я такой придурок, а? Мы прибыли в школу
через камин, камин в зале до сих пор связан с камином в кабинете
директора. Как только мы присели в указанные кресла, он предложил нам
лимонных долек. Мы вежливо отказались и попросили его преступить сразу
к делу – мы собирались сходить в Гайд-Парк погонять голубей и
полакомится мороженым.

- Ну, к делу, так к делу, мои мальчики. У нас в этом году будет новый
преподаватель по Защите от Темный Искусств. Он очень занятой молодой
человек, и у него будет очень мало времени, но другой кандидатуры мы не
смогли найти на этот год. Так что, мальчики, у меня к вам будет просьба
помочь ему в этом нелегком труде.

- Каким образом, господин директор? – видимо догадывающийся о чем-то спросил Драко.

- О, я знаю, что у Гарри есть опыт в преподавании еще с пятого курса,
и, как показывает практика, очень неплохой опыт. Так что, я прошу вас
двоих вести занятия по этому предмету у первых трех курсов. – он
проигнорировал наши лошадиные лица и продолжил, - во-первых, вы оба
старосты, и, во-вторых, по-моему, это будет неплохая подготовка к
Ж.А.Б.А. К тому же, вы так больше времени сможете провести вместе. –
этот старый маразматик смотрел на нас из-под своих дурацких очков
половинок и блестел своими противными глазками. А я краснел… Да, я
краснел, как девственница-хаффпаффка, на которую я посмотрел случайно
на шестом курсе. Ну, вот откуда, откуда этот … директор может знать,
что мне начал нравится Драко. А он мне по-настоящему начал нравится. Я
восхищаюсь каждым изящным движением этого смазливого блондина, каждый
взгляд в мою сторону мне дарует какую-то сказочную надежду… Но я
по-прежнему считаю, что я – натурал! И точка.

Конечно, мы согласились, но на условии, что будем проводить занятия
вместе. Он согласился и попросил нас прибыть в Хогвартс, как обычных
студентов, то есть первого сентября на поезде, где нам выдадут не
только наше расписание, как студентов, но и как преподавателей.
Сказать, что мы были в шоке – не сказать ничего. Драко только вчера
отошел наконец-то.

Я невольно покраснел, вспомнив, как выглядел тогда мой друг. Злой,
красный, громкий, но такой милый и сексу…НЕТ! ПЛОХОЙ ГАРРИ, ТЫ –
НАТУРАЛ, МАТЬ МОЯ!!! Так все, в душ и на кухню.

После душа, накинув халат на плечи, спускаюсь вниз. Тихо. Дом еще спит.
Я ему даже завидую. Почему дом может спокойно спать, а я снова мучаюсь
странными снами. Что такое не везет и как с ним бороться? Вот и
подтверждение моим словам. Драко сидит на кухне с чашкой кофе. Мы часто
так с ним встречаемся по утрам.

- Доброе утро, если оно действительно такое. – тихо произношу я и
сажусь рядом с ним. Тут же передо мной появляется такая же чашка кофе –
домовик уже понял, что нас лучше не мучить всякими своими глупостями по
утрам.

- Тут ты прав, Поттер…- блондин закрывает лицо ладонью и тихо
простанывает (не знаю, есть такое слово или нет)). – как меня это
достало. Даже сегодня выспаться не получилось, что же будет дальше?

- Дальше, Драко, будет преподавание и обязанности старост. Надеюсь, мы
будем уставать на столько, что будем засыпать еще по пути к подушке. –
я отпиваю горячего напитка, ошпарился снова. Бедный мой язык, он так
скоро совсем отвалится. – Что, снова? Даже намека на пол нет?

Он отрицательно качает головой:

- Нет. Я даже понять не могу, что это, но почему-то кажется настолько
знакомым… Знаешь, мне напомнило это тот день, когда мы с тобой в первый
раз встретились у мадам Малкин.- он тепло улыбнулся мне и посмотрел в
глаза – ты правда, мог попасть в Слизерин?

- Да. Шляпа мне сказала, что я могу стать великим, что ваш террариум
поможет мне достичь величия и славы. Но я попросил меня послать куда
угодно, но только не в Слизерин.

- Почему? – он изумленно посмотрел на меня, на его лице появилась какая-то грусть.

- Из-за тебя, Драко Малфой. –коротко отвечаю я, опуская взгляд в чашку.

- Как? Почему? Я не понимаю, Гарри, почему? – периферическим зрением
вижу, что он даже встал и начал ходить по комнате взад-вперед.

- А ты вспомни ту самую первую нашу встречу. И то, как ты оскорблял
Рона в поезде. Это далеко не самый лучший способ завести новых друзей.
А в ателье? Ты начал выкаблучиваться, как муха на стекле. Я же не знал
ничего о Волшебном мире. Я вообще узнал о его существовании за 12 часов
до встречи с тобой, или около того. Но нет, Драко, тебя не волновало,
что мальчик, который смотрит на тебя глазами похожими по размерами с
галеон даже слова вставить не может из-за твоей словесной диареи. – я
встаю и ловлю блондина за руку. – Но, знаешь, если бы не пытался быть
такой заносчивой задницей, мы могли бы подружиться еще в поезде. Нет,
не отворачивайся, - хватаю его подбородок второй рукой и поворачиваю к
себе. У меня дыхание даже перехватило – легкий румянец покрывает его
бледную кожу, а глаза цвета серебра заставляют раствориться в них и
забыться. Именно таких моментов я и боюсь больше всего, находясь с ним
наедине – у меня появляется дикое желание его поцеловать, не так как
тогда в Косом переулке, а как девушку… «Поттер, возьми себя в руки, не
время и не место, еще успеешь» - голос в голове начинает напрягать. –
Драко, я рад, что обстоятельства повернулись так, что я увидел не
Малфоя, а Драко. Правда, рад.

Он закрывает глаза, нервно выдохнув, и обнимает меня за плечи. Это
здорово. Ни с чем несравнимо. Мне нравится, когда он меня обнимает, и
поэтому, обнимаю его в ответ.

- Спасибо, Гарри. Это много для меня значит. – в этот момент, я
наконец-то понимаю, что мы не разговаривали на эту тему с моего дня
рождения. Наверно, ему было неудобно, но теперь, когда мы все выяснили,
все будет легче, все будет по-другому.

- Да, все будет по-другому. – Я сказал ЭТО вслух? Интере-есно, а я
больше никаких своих мыслей вслух не произносил? Я чувствую, что
покрываюсь красными пятнами

- Ладно, дружок-пирожок, ты собрался уже?- треплю его за щечку.

- Поттер, я не ребенок и старше тебя, кстати, так что имей совесть. – он вырывается из моих объятий и снова садится на стул.

- И на сколько ты меня старше, Малфой? – совершаю аналогичные действия, кладя подбородок на сложенные домиком руки.

- Почти на два месяца. – он демонстративно отворачивается.

- У-у-у… Да ты совсем взрослый дяденька. Будешь мне огневиски покупать,
а то мне не продают. – нет сил удерживать рвущийся наружу смех.

- Ты – засранец, гриффиндорец.

- А ты – моя любимая змея. – даже не сопротивляюсь порыву его
поцеловать в макушку. Это же не говорит о неправильности моей
ориентации, правда? (честно думаю, прибавить ему мозгов, или пусть
остается таким же милым увальнем? – п\а).

Он пихнул меня под ребра и что-то невразумительное пробурчал себе под
нос. Это так мило. Ути-пити, сейчас, как Молли Уизли возьму платочек и
буду ему сопельки вытирать. Мать моя, что же со мной твориться.

- Ничего не хочешь сделать в городе напоследок? – он улыбается по-слизерински, хитро прищурив глаза.

-М-м-м… - прикладываю указательный палец к подбородку и наиграно
изображаю мыслительный процесс. – Знаешь… - тот же слизеринский прищур
– хочу… - подхожу к нему почти вплотную и улыбаюсь точно так же, как и
он- только не в городе – обнимаю его за пояс и несильно прижимаю к себе
одной рукой, вторую кладу ему на живот и залезаю ею под халат – Знаешь,
что мне всегда было интересно? – он удивленно смотрит на меня, на его
щеках играет легкий румянец, моя улыбка становится еще шире и я шепчу
ему прямо в ухо – а боится ли Серебряный Слизеринский Принц… Щекотки!?

Драко буквально падает на пол со стула и начинает дико извиваться под
моими руками, которые в свою очередь быстрыми движениями щекочут нежную
кожу боков и животика блондина. Мы вдвоем заливаемся смехом и катаемся
по горизонтальной поверхности. Это не первый раз, когда он попадается
на этот фокус, мне даже становится интересно, почему? Может он ждет от
меня каких-то других действий? Не знаю. Мне просто нравится слышать его
заливистый смех. И неважно, что является его причиной – щекотка или
удачная шутка, смешное кино или мое забавное выражение лица. Мне
хочется заставить его смеяться. Смеяться до коликов в животе. Может,
это и зовется настоящей нежностью? С Джинни или Чжоу у меня такого не
было. Мне никогда не хотелось заставить их смеяться. Не знаю, что со
мной делает этот белокурый ангел, но что-то он делает. О любви я даже
думать боюсь. Это слишком больно, слишком опасно. Многие из тех, кого я
любил больше не вернуться. И я не хочу терять очередного дорогого мне
человека. Да и к тому же, он парень, как и я. Разве это
непротивоестественно? Хотя, Рон мне рассказывал, что однополые
отношения в мире волшебников – практически норма, из-за зелий мужской
беременности. Да что же за глупости у меня в голове творятся. Я боюсь
просто опять любить и чувствовать себя любимым, но одновременно с этим,
я хочу быть счастливый. Может быть, теперь у меня это получится, когда
эта красноглазая тварь сдохла? Все может быть. Но на данный момент есть
только Драко, я и его прекрасный смех, как и он сам. Все остальное – за
пределами этой комнаты и мне на это все остальное глубоко и фиолетово.
Да. Решено. Если мне для счастья нужен Драко Малфой, я буду с ним, даже
если для этого мне придется перегрызть горло самому Люциферу.

***

Темень, хоть глаз выколи. Не вижу даже своего носа. Но слышу какие-то
шорохи перед собой. Женский голос, но мне не разобрать, что она говорит
и кому. Не могу повернуться или вообще двинуться. Свет начинает
пробиваться из-за моей спины, и я уже могу рассмотреть, что это ребенок
в какой-то маггловскиой одежде и женщина подводит его ко мне, или ее.
Джинсы носят все… что-то знакомое в этом, но не могу вспомнить что. Я
поднимаю взгляд до уровня глаз незнакомца. Вспышка. Я проснулся. Бьюсь
головой об подушку. Я устал от этого. Этот сон мучает меня больше
месяца. Темень, силуэты, женский голос и маленький ребенок. Все. Я так
больше не могу. Надеваю халат, даже не расчесываясь, спускаюсь на кухню
за кофе. Поттеру тоже хрень какая сниться. Следуя логической цепочкой,
мы приходим к выводу, что вся эта катавасия из-за этого мрачного дома.
Как тут «бабушка» жила, не представляю. Мне хочется отсюда сбежать.
Сегодня мы с Поттером уедем. Надеюсь, все это кончится. Мозги совсем не
варят, мысли не хотят складываться в предложения, состоящие больше чем
из пяти слов.

На шорох поднимаю глаза, в дверях появляется брюнет, такой же
умученный, как и я. Опять кошмары. Да, Поттер, не везет нам с тобой.
Да, Гарри, я схожу с ума, мне кажется, что мой сон похож на нашу первую
встречу в ателье. Тут я вспоминаю о том, что он нам с Олливандером
сказал в лавке, кстати, мне палочку прислал обратно ровно через неделю.
Она была как новенькая, работает без сбоев, как прежде, до войны… Ах,
да, о чем это я. Спрашиваю его на счет Шляпы, и впадаю в истерику,
когда узнаю, что я сам разрушил свою детскую мечту… Он, конечно, как
истинный гриффиндорец, пытается мне поднять настроение, и как только я
успокаиваюсь… И это меня он называет змеей?! Да только самый противный
и вредный слизеринец может так щекотать только проснувшегося человека.
Хотя, признаюсь честно, мне никогда не было так приятно от чужих
прикосновений. Это – что-то новое и непонятное. Мне нравится, когда он
меня трогает. Мне нравится каждое его прикосновение. Мне нравится он
сам. Не в смысле Забини, а вообще, как человек. Катаясь по полу, беру
его за шкирку и, через минуту мы уже катаемся вдвоем. Мне, вобщем-то,
нравится с ним возиться и играть, как дети малые. Но иногда он
перегибает палку, вот как сейчас. Я вижу в его огромных глазищах
смешинки и нежность. И это мне нравится. Я знаю, что ему нравится,
когда я не скрываю эмоций. Ему нравится мой смех, он любит меня смешить
и смеяться вместе со мной. Он любит, когда во время очередного рассказа
из жизни я не скрываю эмоций. Однажды я выплакался ему в плечо, когда
рассказал, как отец пришел с очередного сборища фан-клуба змееподобного
придурка и выплеснул на мне зло в виде Круциатуса.

Что самое поразительное во всей этой ситуации… Мне нравится быть с
Гарри настоящим. Мне нравится смотреть в эти огромные зеленые глаза и
тонуть в них. Я не знаю, что это такое, такие эмоции, да и вообще
эмоции, мне чужды. Мне никогда до этого не нравилось сидеть на перилах
балкона с мороженым и смотреть на закат. Мне никогда не хотелось
кого-то обнять. Я всегда пользовался людьми, чем очень гордился, а
сейчас я не знаю, правильно ли я поступал, когда вышвыривал любовниц
(ну, да, и Забини тоже) из своей комнаты. Я никогда не думал о людях а
таком ключе. Я представлял, что дальше мне отец найдет престижную
невесту с прекрасной родословной, я на ней женюсь, произведу
наследника, или несколько, и буду продолжать бизнес отца. Но теперь,
мне кажется, что ВСЕ ЭТО неправильно. Мне нравятся эмоции, свои и
чужие. Мне нравится смеяться и слышать смех в ответ, мне нравиться,
когда меня утешают, и я утешаю в ответ. Я перестал быть Драко Малфоем,
как все привыкли меня видеть. И все это из-за вот этого растрепанного
чуда, что щекочет меня и не дает даже воздуха вздохнуть. Чертов Поттер,
ну подожди у меня, вот перевернусь и отомщу, за поруганную Молфоевскую
честь. Я не знаю, что ты со мной творишь, мой милый друг, но мне это
определенно нравится. Да. Я не хочу, чтобы наша дружба кончалась,
потому что такой дружбы я никогда не знал. Я испытываю к тебе,
придурок, нежность, которую даже к матери не испытываю. Цени меня,
шрамоголовый. Интересно, а можно будет попросить крестного, чтобы
Поттеру предоставили комнату где-нибудь поближе к моей?

Не знаю, что заставляет меня остановиться, но я останавливаюсь. Смотрю
в эти изумруды и понимаю, что пропал. Я хочу в них смотреть, не
отрываясь, сколько мне Мерлин отвел на жизнь. Он застывает и тоже
смотрит мне в глаза. Я вижу, как его взгляд бегает из одного глаза в
другой, и мне кажется это таким правильным. Мне кажется, что именно
этого так ждала та субстанция, которая зовется душой. Кажется еще
мгновение, еще чу-чуть… Я перевожу взгляд на его губы, которые он
только что облизал. В голове вспыхивает тусклая мысль «Очнись, Драко,
это Поттер, он парень», но мне все равно. Я хочу этого. Прикрываю глаза
и уже тянусь к нему, но почти сразу же ощущаю, что он встал с меня и
отошел. Никогда я не ощущал такую жалость. Почему? Я же вижу, что его
тянет ко мне. Недоумевающее смотрю на него. На его лице эмоции сменяют
друг друга: страх, непонимание, возбуждение, желание, страх, удивление,
страх. Он боится. Он боится, что я его обижу или просто играю. Нет,
Гарри. Так хочется вскочить, обнять его. Сказать, что бояться нечего.
Но нет. Я слишком горд. Я должен сначала понять, что это за эмоции и
чувства у меня просыпаются, когда брюнет рядом. А потом уже
действовать. Я лучший стратег в группе, так что я справлюсь.

- Драко, пойдем прогуляемся перед поездом, пока не поздно. – голос
объекта моих мыслей выводит меня из ступора. Он красный, как рак, даже
не смотрит в мою сторону. Странно все это.

- Пойдем, Поттер. Мы ж не вернемся, до Рождества, а я хочу то вкусное
мороженое с орешками. – поднимаюсь и с вызовом, как положено, смотрю на
него. Я – Малфой, Поттер, не забывай этого. Эмоции мне чужды.

***

Мы идем с Драко по платформе к барьеру. Скоро мы сядем в поезд и
кончится это лето. Такого лета у меня никогда не было и вряд ли оно
повториться. Зачем Малфою проводить со мной еще одно лето? Это глупо -
мечтать об этом. (Загадай желание на Новый Год и твое желание
исполнится – добрая фея крестная)

- Ну, что, Поттер, – он берет меня за руку. – погнали?

- Нас не догонят. – Я первый бросаюсь к барьеру, но и блондин не
отстает. Момент – закрываю глаза. И вот она платформа девять и три
четверти. Поезд уже стоит, но народу очень мало. Конечно, кто придет к
поезду за час до отправки. Мы останавливаемся у второго вагона. Я
смотрю на него, он на меня, уже собираемся залезть, но тут рядом с нами
появляется маленькая девочка, скорее всего первокурсница. Черные, как
смоль, волосы и ярко-голубые глаза – дикое сочитание. Бледность кожи
говорит о благородном происхождении – мне это Драко рассказал. Он
вообще мне много чего рассказал о Истории Магии и чистокровных
семейств, теперь я его на много лучше понимаю, а может во мне
проснулись чистокровные гены отца.

Девочка, прищурив глаза, смотрит на блондина и спрашивает:

- Ты ведь Драко Малфой, не так ли?

- Да, это так. – Он ведет себя, как ни в чем не бывало. Снова одел свою
эту противную маску, которую я не видел со Дня Рождения.

- Да ничего – она нехорошо как-то улыбается и смотрит в мою сторону. –
интересно встретить нового лучшего друга Мальчика-Который-Выжил-И-Убил.


Она поворачивается на каблуках и уходит. А меня снова начинает колотить. Убил. Да, я ничем не лучше этого красноглазого урода.

- Успокойся. Ты поступил правильно. Никто и никогда не посмеет назвать
тебя убийцей, кроме сволочей, как мой отец, слепо идущих за
воспоминаниями о нем. Ты молодец, Гарри.

Мне так нравится, когда он кладет мне руки на плечи и успокаивает. Его
слова мне важнее, чем слова Дамблдора или Министра. Мне важно, что
считает ОН. Драко Малфой, я костьми лягу, под поезд брошусь или с
Астронамической башни. Ты будешь со мной. Нет, я не гей. Я бисексуал,
Это я понял. Но это не имеет значение, когда рядом с тобой находится
человек, который тебе дорог.

Обнимаю блондина за плечи и мы входим в поезд. Мысли пачкают мозги, но
без них никуда не денешься. Иногда они нужны, чтобы разобраться в том,
что твориться вокруг тебя. А иногда они нужны, чтобы понять, что это
судьба, Но это не мой случай.

Окрик чей-то сзади заставляет меня отвлечься от рассуждений о насущном.
Я увидел ее, вернее мы оба ее увидели. Невысокая, в изумрудной мантии.
Но не это привлекло мое внимание. Волосы. Они… Красные. Три фиолетовые
полосы справа и еще одна слева между двумя белоснежными. Белоснежная
полоса перекрывает всю косую челку, которая падает на глаза и девушка
пытается ее убрать за ухо, но не получается. Ее глаза цвета
раскаленного серебра проникают прямо в душу. Глаза Драко – всплывает
мысль. Да. Его глаза. Что-то тут не чисто. Надо спросить у Драко обего
гениалогии или самому порыться в библиотеке. Но то что это неспроста
это точно. Что-то будет в этом году. Что-то нехорошее. Или наоборот… Я
поворачиваюсь, смотрю на спутника. Он не отрывает взгляда от нее. Да,
что-то нехорошее будет точно. Взгляд вернулся к ней. Мысленно зарычав,
уже представляю, как будет выглядеть ее голова на серебряном блюде.
Давно не наблюдал за собой такой ревности. Но тут ничего не поделаешь,
поздно, механизм задействован. Соперниц не потерплю, буду сбивать на
подходе из зениток, у русских его любимых все скуплю.

Составляя коварные планы возмездия и соблазнения дорогого моему сердцу
блондина, захожу в вагон. Пусть он насмотрится на эту вертихвостку.

Глава 6. Кошмар под названием "ШКОЛА".

[if gte mso 9]>

Normal
0


false
false
false





ontGrowAutofit/>

MicrosoftInternetExplorer4

<![endif][if gte mso 9]>


<![endif]

/* Style Definitions */
p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal
{mso-style-parent:"";
margin:0cm;
margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:12.0pt;
font-family:"Times New Roman";
mso-fareast-font-family:"Times New Roman";}
@page Section1
{size:595.3pt 841.9pt;
margin:2.0cm 42.5pt 2.0cm 3.0cm;
mso-header-margin:35.4pt;
mso-footer-margin:35.4pt;
mso-paper-source:0;}
div.Section1
{page:Section1;}

[if gte mso 10]>

/* Style Definitions */
table.MsoNormalTable
{mso-style-name:"Обычная таблица";
mso-tstyle-rowband-size:0;
mso-tstyle-colband-size:0;
mso-style-noshow:yes;
mso-style-parent:"";
mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt;
mso-para-margin:0cm;
mso-para-margin-bottom:.0001pt;
mso-pagination:widow-orphan;
font-size:10.0pt;
font-family:"Times New Roman";
mso-ansi-language:#0400;
mso-fareast-language:#0400;
mso-bidi-language:#0400;}

<![endif]

- Нет, ты это видел? Ты это видел??? Глазищи, Гарри, видел?
Настоящие произведения искусства! Где такие делают только…Поттер, ты меня
вообще слушаешь, или как? – ну, да, я знаю, что слишком навязчив, но все-таки
ничего не могу с собой поделать. Я закрываю глаза и вижу ее… Вернее, ее глаза,
которые просто пришпиливают к месту. Да, странно, почему никто не ведет
разговоров о глазах Гарри? Ведь у нее такие же изумруды? Почему я никогда не
слышал, чтобы кто-нибудь в поезде шушукался о красоте очей моего милого друга? Они
такие красивые.… Самые красивые, что я когда-нибудь видел. Зеленые, в тон к
флагу моего факультета. Еще раз убеждаюсь, что Поттеру место в Серпентарии, а
не в Львятнике.



- Драко, солнышко мое незаходящее… ТЫ МЕНЯ ЗАДОЛБАЛ!!! Уже
три часа мне мозг выносишь этой шмарой…



- Марой, Поттер, ее имя Мара Рэй. Сколько раз тебе
повторять. – и почему я так злюсь, когда он ее оскорбляет? Может потому, что
это повторяется всю дорогу? Жду не дождусь, когда мы прибудем в школу.
Интересно, на какой факультет ее распределят? Скажет ли старый манипулятор,
что-нибудь о ней?



- Шмара она, и не Рэй, а Грей. – мой друг становиться
подозрительно красного цвета.



- Поттер, успокойся. Мы в школу еще не приехали, а ты уже
патриотически становишься цветом похож на свой герб.



- Малфой, мы начинаем с тобой, с чего начали. Сейчас еще
подеремся на… гинеталию. Я на обход! – чем я его так обидел? Гарри выходит и
громко хлопает створкой купе.



Я остаюсь и начинаю думать. Что такого страшного могло
произойти? Ну, подумаешь, пару часов пообсуждал самые прекрасные глазки на
свете. Ведь он должен понимать, что я ему комплимент делаю, а не этой шма, кхе,
Маре. Опускаю лицо на ладони, да что ж я такого сделал Поттеру? Я, можно
сказать, люблю его самой нежной и трепетной любовью. Хвалю его глазенки, а он…
(не зацикливайся, любимый, он просто не тот цвет видит. – п\а). Да, жизнь
ужасна. А еще утром было так здорово. Он мне нос в мороженом извязгал в парке,
я его в песочницу уронил, он меня – в пруд, я в него илом кинулся… Ах,
романтика. Кому рассказать, не поверят. Может, я отношений нового плана хочу? Во,
точно, хочу! Только чего именно, это я решу попозже. Встречаться с самим
Поттером, или поттерозаменителем с его глазищами. Пойду искать это чудо. Хитрая
улыбка так и не сходит с моего лица, когда я выхожу в коридор. Наверно, пошел в
сторону купе старост в другом конце поезда.



***



Драко совсем обнаглел. Он.. он… самовлюбленный маленький
хорек! Его надо было назвать в честь матери! Хотя, может, драконы тоже
самовлюбленные, не знаю. У-у-у-у, как он меня вывел из себя! Разве надо делать
сенсацию из того, что глаза девушки так поразительно похожи на твой
собственный? Нарцисс! Ненавижу… А я хотел ему в любви еще признаться,
где-нибудь в укромном уголке замка, при этом недвусмысленно зажав. А он?! Гад! Прижимаюсь
лбом к стеклу, надо успокоиться, а то я стихийной магией полпоезда разнесу к
Волан-де-Мортевой бабушке. Закрываю глаза… Да. Это нечто. Они самые красивые на
свете, потому что он такого же цвета, как глазки моего любимого Дракончика. Вот
только, как теперь сказать этому самовлюбленному болвану о своих чувствах?
Ладно, поживем, увидим. В конце - концов, у меня всегда была богатая фантазия.
Сейчас главное, чтобы он не убежал из моих, ну, ладно, почти моих, рук к этой
вертихвостке. Интересно, можно заказать винтовку с оптическим прицелом совой?
Или это исключительно маггловское оружие и маги им не пользуются? Я ее убью, пусть она только попробует подойти
к нему. А если не убью ее, то его! Пусть не достается же никому! Ры! Чувствую,
как ногти начинают трансформироваться в когти от злости. Нельзя. Держи себя в
руках, в лапах, в чем хочешь, нельзя, плохой Гарри. Но как меня выбесил этот
блондин… Все, к черту. Гермиона, как староста, находиться в другом конце поезда
с Роном. Пойду к ним. Надеюсь, хоть они не будут мне мозг любить этой
потаскухой.



Открываю дверцу и наблюдаю приинтереснейшую картину: мои
друзья сидят на разных сидениях и не
смотрят друг на друга. Наверно, Гермиона уже успела расстаться с рыжиком. Ну,
это не мои проблемы.



- Привет, ребята, - плюхаюсь рядом с Роном, чтобы, если что,
удержать, - что такие угрюмые?



- Гарри, она меня бросила, а из-за кого не признается! –
слишком громко возмущается рыжий собрат, приходиться прочистить ухо даже.



- Гарри, ну почему он такой упрямый? Я ему человеческим
языком сказала, что не хочу больше ничего общего с ним иметь! – она
приподнимается и достает из заднего кармана джинс сигареты.



- Так, брейк, милые. А сейчас я буду разруливать ситуацию.
Рон, ты мой лучший друг. Гермиона, ты моя подруга. Я не хочу терять никого из
вас, и поэтому выслушайте меня оба. Я понимаю тебя, Рон, - поворачиваюсь к
нему, - это обидно, когда тебя бросает девушка, которую ты любишь, и не
объясняет, почему и ради кого. Но и Гермиону можно понять. Рон, если она
захочет, если она посчитает нас достойными, мы услышим из ее уст изначальный
вариант событий. – я поворачиваюсь к подруге, - Герми, милая. Я тебя тоже
понимаю… Поверь. – так, чтобы друг не видел, делаю страшное лицо. Она кивает,
да. Меня ждет потом разговор по душам, но это потом. – И вообще, дай мне
сигарету, я на взводе. Или сломаю что-нибудь, или покурю, по-человески.



Она протягивает мне сигарету, и как только я произношу
«Инсендио» в купе входит мечта моих мокрых снов, то есть Драко Малфой.



- Поттер! Выкинь эту гадость! – он выхватывает продукт табачной
промышленности и выкидывает его в открытое окно. С грустью провожаю объект моей
страсти, не Драко, а сигарету, взглядом.



- Малфой, тебе не кажется, что это слишком? – Миона, милая,
какая же ты тактичная, неужели мои мысли на столько видны у меня на роже?



- Хорек, ты что тут забыл вообще? – удерживаю рыжего за
шкирку, чтобы не подредактировал мой любимый аристократический профиль. –
Гарри, отпусти, дай я ему врежу.



- Мать твою, Рон, если ты хочешь с кем-нибудь подраться, так
давай со мной! Я как раз ищу, куда бы мне лишнюю энергию деть! – встаю перед
ним.



- Гарри, успокойся… - Гермиона подходит сзади и пытается
обнять меня за плечи, но я скидываю ее руки.



- Поттер, ну, чего ты так завелся. Если ты так хочешь, я
больше ни слова о Шмаре не скажу… - Малфой подходит ко мне и кладет руку на
спину. Вот именно этого мне так не хватает – его рук…



- Вы тоже обсуждаете эту девушку с красивыми глазами и
странными волосами? Герми садиться рядом с рыжим, а мы с Драко напротив них.



- Нет, мы ее не обсуждаем. И не будем обсуждать хотя бы до
школы. Иначе я взорвусь и разнесу этот поезд к Грин-де-Вальдовой тетушке. –
трансфигурирую салфетку в большую, сочную, вкусную сигарету и закуриваю
наконец-то. Драко отсаживается от меня подальше с привычной маской на лице.



- Поттер, Грейнджер, как вы можете ЭТИМ заниматься. Это же
вредно не только для вашего здоровья, но и для окружающих. Вы, что, не знаете,
что 80% никатина усваится при пассивном курении…



- Да-да-да. А еще 100% пассивных гомосексуалов никогда не
узнают, что такое аденома простаты и простатит… - бурчу прежде чем понимаю, что
пробурчал. Мгновенно становлюсь малинового цвета.



- Гарр-рри, а откуда ты знаешь? – мой любимый друг
поворачивается всем телом ко мне и закидывает ногу на ногу. Слава Моргане, не
вижу его лица. Наверняка, гаденько-соблазняющая мордашка.



- Др-р-рако-о, ми-илый, кто же, если не я, в нашей паре,
будет знать хотя бы теорию. – смотрю на него из-под бровей и понимаю, что
результат стоил того… Блондин похож на этикетку Котекс – на бледном, как мел,
лице видны ярко-красные пятна. Задумываюсь… Хотя, нет. Не буду думать. Тут есть
Миона, она потом мне объяснит, а пока полюбуюсь на него.



- Так, мальчики, не ссоримся. – девушка берет ситуацию на
себя. – Мне кажется, что сейчас не время для ссор и драк. Как вы думаете, кто
такая это Шмара, э-э, то есть Мара? Лично мне фамилия Рэй кажется знакомой, а
вам?



- Род Рэй был одним из самых древних в Британии. Он брал
корни у самих Основателей. Но, к сожалению, они погибли во время званого ужина
у Поттеров-страших. Твой дед, Гарри, каким-то неизвестным никому способом
остался жив во время этой заварушки. На том вечере погибло несколько знаменитых
семей, сумевших спастись во время жжения ведьм, таких как Хеллинги, Монтерей,
МакГаллы… Ох, последние были великой чистокровной семьей. Темные маги со времен
Мерлина…



- Драко, спасибо за экскурс в историю. Я у Бинса засыпаю и
сейчас меня тоже в сон гонит что-то… - демонстративно зеваю



- Гарри!!! Кто-нибудь видел Гарри Поттера???





- Вы это слышали? – хором
прокатывается вопрос по купе.



**



Мерлин, по вагону проносятся
дикие вопли. Мне даже жалко Героя. Что-то он побледнел. Хотя, учитывая, как он относится
к своей славе, это неудивительно. Бешеные крики приближаются, а Гарри все ближе
и ближе жмется ко мне.



Купе открывается и на проеме
появляется маленькое белобрысое чудовище с маниакальными огоньками в глазах.



-Гарри, Гарри, это правда, ты?
Мне братья так много о тебе рассказывали, Гарри! Гарри, я твой самый рьяный
фанат, после Дениса. Гарри, пожалуйста улыбнись, - оно тараторило и тараторило,
никакая смекта или активированный уголь не смогут заглушить эту словесную
диарею, у которой в руках оказывается колдокамера. Причем такая неплохая
камера, должен сказать. Вспышка. Гарри уже начинает трясти он такого внимания,
и он прячется ко мне под мантию. Щекотно, но я молчу.



- Мальчик, ты кто такой? –
спрашивает Грейнджер. Кажется она единственная, у кого тут еще серое вещество
не выпало в осадок в виде шариков.



- Ой, простите, я забыл
представиться! – чудовище, не прекращая улыбаться, закрывает купе и отдергивает
край моей мантии, чтобы посмотреть на Поттера, - Гарри, я младший брат Колина и
Дениса – Роджер Криви. Я столько лет мечтал с тобой познакомиться. Я так хочу
попасть на Гриффиндор, как ты!



- Лучше бы я попал на Слизерин…
- доноситься из-под моей спины, голова Тигра прячется глубже в складки мантии,
а его руки крепко обнимают меня.



- Поттер, я конечно, тоже очень
рад нашей дружбе, но не мог бы ты так меня к себе не прижимать. Ты не моя
любовница к счастью – «к сожалению» - проноситься в голове.



- Гарри! Это же Драко Малфой,
да?! Он же твой самый злейший враг! Он столько гав… эээ.. плохого вам всем
сделал. Как ты можешь с ним общаться? Он же Слизеринец!



- Мама, породи меня обратно…



- Гарри, не кусайся, мне же
щекотно! – не выдерживаю, не могу сдержать улыбки. Мне с ним так хорошо и
удобно, даже, не смотря на этих грязнокровок и нищеброда рядом.



- Роджер, пойми правильно, -
начала девушка, - да, они были врагами, но самым заклятым врагом Гарри всегда
оставался Волан-де-Морт. А все то, что было между нашими красавцами – просто
детские комплексы Героя и отвергнутой дружбы. И к тому же, Драко теперь на
нашей стороне. Его даже отец выгнал из дома из-за этого, правда же, Драко? –
она смотрит на меня такими бешеными глазами, что мне самому спрятаться хочется,
кажется, я понимаю брюнета.



- Да, это так.… А если ты,
маленький проныра, будешь так предвзято относиться к людям, тебя распределят ко
мне на факультет… - прищуриваюсь и ухмыляюсь, обычно это действует.



- НЕТ!!! Нет! Я не хочу на
Слизерин! Пожалуйста, мисс Грейнджер, я же не попаду в этот террариум, правда?
– у мальчика стоят слезы в глазах. Так и хочется сказать – «Мавр сделал свое
дело – мавр может уходить».



- Роджер, я не знаю. Шляпа сама
решит. Она часто разговаривает с первокурсниками, чтобы лучше их узнать. Гарри,
к примеру, мог попасть на зеленый факультет, а я – в Рэйвенкло.



- Я буду хорошим, я попрошу ее
распределить меня на Гриффиндор. Я стану таким же великим, как Гарри – мой друг
сжимает мою талию, что есть сил



- Дорогая, ты из меня сейчас
малфоевский фарш сделаешь. – пытаюсь
ослабить его хватку.



- Сволочь! – ругается-ругается,
а хватку ослабил. И слава Моргане. – Драко, убей его – это уже на порядок тише,
чтобы мог услышать только я.



- Милый, я – не ты. Меня в
Азкабан засунут с большим удовольствием. – с укором смотрю на лохматую макушку
за моей спиной.



- Б*я… - из-за моей рубашки
появляется один зеленый глаз. – Герми, Наложи на это чудо Силенсио, пожалуйста…



- Гарри, - самый младший Криви
наклоняется к единственному зеленому глазу в купе – ты ведь не видел, что Денис
сделал мне в качестве подарка на это День Рождения! – оно показывает стриптиз!
– закрываю руками глаза, иначе они не выдержат этого ужаса и сбегут, как Нос у
Гоголя… -ВОТ!



Приоткрываю щелку, в которую
наблюдаю картину, от которой мне дико хочется ржать. Малыш, метр с кепкой стоит
посреди нашего купе, держит в руках свою первую мантию, а на груди у него
красуется зеленая футболка с изображением Гарри. Тканевой Гарри что-то
произносит, и из его палочки вылетает красный луч, а в следующий момент он
хватает чужую палочку. Видимо Тканевая карикатура произносит «Экспеллиармус»,
несложно догадаться, хоть я и блондин.



- Кака-а-ая прелесть – Гарри,
походу, уже почти в истерике…



- А еще, Гарри, мы готовим к
выпуску кружки с твоим изображением. Правда, эту идею лучше обговорить с
Джорджем Уизли, но мы думаем, что он поддержит нашу идею...



- Мордред, у него еще и
раздвоение личности… Дракончик, солнышко, пристрели меня…



- Гарри, меня тогда на кусочки
разорвут вот такие вот твои фанаты. Тебе меня совсем не жалко?



- Нет… Я тебя им не дам в обиду.
– его руки обхватывают меня весьма нежно. Ну, почему же один из нас не баба, а?
(Ты – блондин, Драко… мозгов у тебя нет, отца у тебя нет, живешь ты по
доверенности… и так далее по тексту – п\а)



- Эм-м-м. Охотно верю. –
Грязнокровка опять странно на меня смотрит. Почему, интересно? Чего она знает
такого, чего не знаю я? Вопросительно поднимаю бровь, она делает глаза еще
страшнее и показывает на Поттера. К чему? Не понимаю. Обнимаю его за плечи
одной рукой, второй глажу по голове. Опять это трепещущее чувство под ложечкой.
Так хорошо, так тепло. Даже разрывать это хилое подобие объятий не хочется.



- Ну-ну, Тигрик, ты чего… -
дожили, Наследник Малфоев ласково улыбается полукровке. Будь он чистокровным,
можно было бы надеяться на отношения, причем серьезные и все такое, но, увы… на
него зелье просто не подействует. Хотя, можно будет его лю..., нет, с ним быть,
а жениться там на той же Грингасс или на сестре Забини.



- Ничего. – его дыхание обжигает
кожу через рубашку, он трется носом о бок и улыбается.



- Гарри… Ты можешь мне
расписаться на футболке? – я даже забыл, что мы не одни.



- Ты еще тут, маглорожденная
тварюшка? Не видишь, Гарри не хочет с тобой общаться. Он устал, ваше внимание
ему поперек горла стоит. А ну брысь отсюда! Это купе старост! - Но, Рон и Гарри тут! А они же не ста… - он только
сейчас увидел значок на его груди. – Я так рад за тебя, Гарри!!! А давно ты
узнал, что будешь старостой? Это же так здорово, да? Я слышал ванная старост
это вообще нечто! А еще можно баллы с хулиганов снимать и…



Видимо, у Гарри ванна терпения
переполнилась. Щелчок пальцами и это белобрысое чудовище замолчало.



- Роджер, иди, правда, отсюда.
Ты не должен быть тут. Денис снимет с тебя заклятье. У Гарри, похоже голова
болит. – иногда я уважаю Грейнджер.



Мелочь кивнула и с самым несчастным
видом все-таки удалилась из купе.



- Как они меня достали… - Брюнет перевернулся в моих объятиях,
положив голову мне на колени, вытянулся на сиденье.



- Как ты их терпишь, не понимаю…
- перебираю его волосы и думаю, а может вот оно и есть счастье… - Так вот, о
чем я начал говорить, пока это чудовище не прибежало? Ах, да… Поттер, ты наследник чистокровного
рода и ты обязан просто знать историю своего рода и хотя бы нескольких других
родов. Подумай над этим. У нас в библиотеке есть прекрасные книги по истории
родов.



- Драко… - он трется щекой о мое
бедро, - давай ты мне перед сном будешь их читать? Я не против, знаешь ли… -
«это был намек???». Да быть не может, чтобы само воплощение гетеросексуальности
намекало на такое.



- Для тебя, все что угодно,
дорогая, - быстро и невесомо касаюсь губами его щеки. Все присутствующие в
шоке, да и я тоже, хотя мне не привыкать. Знали бы они, какие картинки иногда
перед сном с участием Гарри мне в голову лезут…



- Драко, прекрати… - Мне
определенно, нравиться заставлять его краснеть.



**



С самой тупой улыбкой на свете
иду с ребятами от кареты в здание школы. Он сам поцеловал в щеку. Это так
волшебно. Чувствую себя, как в сказке. Ах! Мерлин, что со мной вообще
происходит. Драко превращает меня яблочное желе одним своим нежным взглядом, а
таких взглядов в день он бросает штук десять. Короче, я, Гарольд Джеймс Поттер,
основательно и бесповоротно влюбился в Драко Люциуса Малфоя. И мне не кажется
это чем-то из ряда вон. Правда-правда.
Может еще до войны я стал бы бегать от этого и не признался бы сам себе, но
сейчас все по-другому. Если я смог подружиться со своим детским врагом номер
один, то почему, собственно, я не могу его полюбить, для разнообразия, хотя бы?
Я не вижу причин отказываться от такой любви. Да, Дурсли меня теперь никогда на
порог не пустят, но и гениталия с ними. От ненависти до любви один шаг –
кажется, именно так говорят магглы? Я с ними согласен. От моей ненависти был,
правда, очень большой шаг к любви, но за месяц я его сделал. Это было несложно.
Стоит только узнать настоящего Драко. Увидеть, как он пачкает нос в мороженом,
узнать, как он любит висеть на руке и делать щенячьи глазки, когда что-то
выпрашивает, услышать, как нежно он умеет произносить твое имя… Вот это ключ к
любви.



- Гарри, смотри, куда идешь. –
твердая рука тащит меня в сторону. Слева остается колона, в которую я чуть не
влетел.



- Спасибо, мой персональный
ангел-хранитель. – Я нежно улыбаюсь моему ангелу, но он уже надел свою маску
аристократа. Да, сейчас ему будет нелегко. Весь его факультет жаждет его
смерти…



Мы входим в зал и замираем.
Помимо пяти обычных столов, в зале присутствуют еще 4 стола поменьше. Дамблдор
встает с кресла и начинает речь.



- Милые старосты факультетов,
перед вами столы специально для вас, не прибедняйтесь, садитесь за них, - вот
старый манипулятор, все предусмотрел, - а сейчас, да начнется распределение!



Я веду друзей на ближайший к
гриффиндорскому мини-столик и усаживаюсь с Драко спиной к другим факультетам.
Через минуту моя декан входит в зал с группой первокурсников, а за ними, гордо
подняв нос, шествует эта Шмара. Ой, чувствует моя селезенка, что-то сегодня
будет, и, явно, неприятное.



МакГонагал ставит Шляпу, а я уже
и не смотрю в ту сторону.



- Драко, ты в порядке? – он
бледный, но все так же невозмутимый.



- Посмотри на них. – он просит,
почти не размыкая губ, чтобы никто не заметил. Он мне доверяет, и от этого мое
сердце готово вырваться из грудной клетки.



Поворачиваю голову в сторону
Слизеринского стола. Последние два старших курса сгруппировались ближе к выходу
и о чем-то шепчутся, поглядывая в нашу сторону.



- Кажется, тебя ждет не самый
веселый вечер сегодня, милый. – смотрю ему в глаза и пытаюсь разглядеть там
хоть что-нибудь кроме этого забытого льда. Айсберг фигов. Ты такой холодный, а
я такой горячий, как летом эскимо.



- ясно…- змеи не видят наших
лиц, и поэтому под столом незаметно беру его за руку и сжимаю ее.



- Все будет хорошо, я смогу тебя
защитить.



Он наклоняет голову в бок и
улыбается мне самой теплой и нежной улыбкой, что видел у него. Мне это
определенно нравится. Интересно, он часто будет мне так улыбаться и только ли
мне…



Я настолько улетел в мир своих
мечтаний, что не заметил, как основная часть распределения кончилась. Директор
встает и обращается уже ко всем:



- Дорогие мои, в этом году у нас
прибавление помимо первокурсников. Позвольте вам представить Мару Рей. Раньше
она училась в континентальной Европе, но в связи с личными причинами она станет
ученицей седьмого курса нашей школы. Мара, девочка моя, прошу тебя присесть и
примерить Распределительную Шляпу.



Девушка плавно выдвинулась к
табуретке, а весь зал замер и заворожено на нее смотрел. Только я знаю ей цену.
Только я знаю, что это за личные причины у нее – ей нужен мой Драко. Стерва
рыжая, нет, красная в полосочку. Где только присмотрела такой цвет. Все
сделает, чтобы достичь своей цели. Вот уж *** ей! Он мой!



В это время она уже села и
Минерва надела ей Шляпу. Проходит минута, другая. Видно что и девушка, и Шляпа
улыбаются.



- Ну, что, - начал голов убор,-
это было предсказано Основателями тысячу лет назад, значит, настало время
исполнить пророчество. Гриффиндор и Слизерин!!!



Зал молчит… Секунда, вторая,
третья. И вот громкий шепот заполнил помещение. Девушка встала, держа Шляпу в
руках, мой декан, так и не отошедшая от шока, смотрит на Мару, как баран на
новые ворота и не может заняться своими прямыми обязанностями. Снейп выглядит
тоже странно, его взгляд прыгает с меня на Драко, на Мару и опять на меня.
Опять пророчество? И, похоже, со мной в главной роли. Надоело. Крепче хватаю
Малфоя за руку. Он поворачивается ко мне, в его взгляде то же недоуменье, что и
у меня. Во что же я опять влез и прихватил с собой любимого. Даже если это
снова Темный Лорд, я смогу его защитить.



- Я предвидел такую ситуацию, -
директор игриво поблескивает своими очочками, как же предвидел ты, старый
пер…дурак, - Под моим присмотром были приготовлены три дополнительные комнаты
вне стен факультетских гостиных. Две из них получают новые помощники нашего
преподавателя Защиты От Темных Искусств, а третью получает Мара. Девочка моя,
присаживайся во-от за тот стол к блондинчику и брюнету. Они покажут тебе
комнату.



Девушка садится за наш стол, а
мы с Драко смотрим на директора с укором и продумываем, как его можно
поизрощеней убить. У Малфоя опыт есть, а я новичок, ничего справимся. Тем
временем, маразматик продолжает:



- Так вот, Мистер Филч просил
передать, что не будет обращать внимание на то, что начало коменданского часа
перенесли на полночь, и будет продолжать вас ловить, так что будьте осторожны.
Так же напоминая всем, что Запретный лес недаром так называется, хотя некоторым
на это наплевать. – А я что? Я ничего… Я просто улыбаюсь во все тридцать два
зуба. – Так же прошу вас всех поприветствовать профессора Спаркса, нового
преподавателя Зельеварения, и профессора Снейпа, который решил снова
попробовать преподавать Защиту.



Зал зашумит, а мы с Драко
переглядываемся.



- Он же сказал, что новый
преподаватель ЗоТИ занятой молодой человек – шепчет он мне на ухо.



- Помню, но по-моему, для
Дамбика и Волан-де-Морт был молодым человеком. А занятой… Наверно какое-нибудь
зелье экспериментальное делает… - договорить мне не дают.



- Так как профессор Снейп будет
занят несколько дней в неделю своими личными делами, на педсовете было решено
дать ему в помощь двух старшекурсников с отличной успеваемостью по этому
предмету. Приветствуем старост своих факультетов, капитанов квиддичных команд,
отличников по Защите и просто красавцев Гарри Поттера и Драко Малфоя.



- Знаешь, Драко, я бы засмеялся,
если бы не было так грустно. – встаю сам и тяну его за руку.



- Я тебя отлично понимаю, Гарри…
И, мне кажется это начало кошмара. – он сжимает мою руку сильней.



- Если это кажется двум, это уже
не кажется, а так и есть… - перевожу взгляд с любимого на Рэй. Она смотрит на
нас и ухмыляется, и эта ухмылка мне не нравится. Очень не нравится. Она что-то
задумала и я выясню что… но про винтовку с лазерным прицелом я у Герми
обязательно спрошу.







@темы: три месяца спустя, или иной взгляд на эпилог